January 18th, 2019

грустно

(no subject)

Тема веры и религии для меня очень сложна по многим причинам, о которых я предпочитаю не распространяться.
Я очень редко и довольно вяло берусь спорить о подобных вещах с кем бы то ни было, в основном любой такой спор я быстро сворачиваю. Я вообще не люблю спорить, я за мир во всём мире даже в мелочах, за взаимное уважение выбора разных людей.
И когда я сейчас наблюдаю за тем религиозным мракобесием, которое происходит сами знаете где, мне становится страшно и гадко. И я не спрашиваю, как такое может допускать Бог, я спрашиваю только, как такое могут делать верующие люди? Грош цена их вере.
Вопреки мнению многих, я верующий человек. Но не религиозный. Да, для меня это разные вещи, потому что религия неразрывно связана с политикой, вера же не может иметь с ней ничего общего.
И из двух обществ, где в одном рвут одного бога на части, а в другом способны принять под одной крышей богов с разными именами, я ставлю на второе.




Простите, наболело.
Нести мне в комментариях Божественный Свет или разводить хохлосрачи не надо. Я предупредила.

(no subject)

Мне грустно. Но это пройдёт.
А вчера между тем был Нижний, который я люблю, и очень тихая и приятная детская группа - сборная, разновозрастная солянка из двух детских домов.
Не раз замечала, что такие дети часто лучше, чем домашние, но они реально другие. По каким-то едва уловимым моментам это заметно. Особенно по младшим. Старшие уже свыкаются с отсутствием в их жизни родителей, а младшие ещё нет, они видят родителя в каждом вызывающем у них симпатию человеке. Я почему-то всегда вызываю симпатию у таких детей: вчера вся эта мелкая детвора весь день висла у меня на руках. И я крепко сжимала эти маленькие лапки в детских варежках, хотя морально это довольно тяжело, потому что у меня сердце не каменное, кто бы что другое ни думал.

Жалко было, что погода не дала нормально погулять и показать всё, что хотелось. Я вышла в Вязниках и меня чуть не унесло как Мэри Поппинс, даже зонтик не понадобился - ветрище жуткий. А группа поехала домой.
Тем утром я встала в 3, целый день в бегах, замёрзла, устала как собака... В 21 с копейками прилегла на диван, потом где-то в полубреду поняла, что меня кто-то накрыл пледом. Так и проспала до утра: в одежде и под пледом.
Вторая половина зимы - самое ужасное время для меня. Каждый год мне кажется, что я поеду в дурку и до весны не доживу. Хорошо, что хоть не совсем без работы сижу сейчас, а то точно бы кукушечка поехала.